Бондаж в верхней одежде

Текстовая версия форума: Архив форума БДСМ

Полная версия топика: Бондаж в верхней одежде
Полная версия форума: Архив форума БДСМ
Страницы: 12[3]45678910111213141516171819202122232425

Svetick
Дорогие друзья! Я совершенно не комплексую по-поводу отрицательных оценок моего, так называемого, творчества. Оно еще очень далеко от совершенства, поэтому любую критику воспринимаю конструктивно. Я этих рассказов набомбила уже очень много. Первые вообще ужасные! Но потихоньку перо оттачивается и еще много времени впереди. Кроме того литературе я не училась и законов построения литературного произведения не знаю. Вот и получается, что все ясно уже на середине... И этот рассказик писался в спешке и сразу публиковался, вот и получилось не дюже! В соседней теме сейчас публикую другой рассказ, тот получше - читайте!
Svetick
Такой, видно стих нашел, что решила, для сравнения, поместить один свой старый, один из первых, рассказ по Теме. Он полностью не соответствует названию раздела, но элементы этого там есть в полной мере:

"ДАЧНОЕ ПРИКЛЮЧЕНИЕ

Когда моя подружка и сотрудница Зойка пригласила меня к себе на дачу на выходные, я ни на секунду не задумалась ни о чем, кроме отдыха на занесенной снегом, теплой фазенде. У Зойки была неплохая дача. Когда-то ее построил ее отец, но быстро к ней охладел, и хозяйкой там была Зойка. Мы бывали там летом довольно часто, но зимой я туда собиралась впервые. Была зима, морозец на улице был градусов 15, три дня перед этим валил снег. Я представила себе заснеженный дачный поселок, узкие, протоптанные в снегу, тропинки, дымок, поднимающийся из трубы домика, и на душе становилось весело и легко.
Зойка уехала туда в пятницу, утром, а я должна была приехать вечером, предпоследней электричкой. Зная, что от станции до места нужно идти 3 километра, да еще по снегу, я не стала усложнять схему своих действий. Все мои подруги и большинство сослуживцев знали о моей любви к валенкам, так как видели меня в них каждый день, сидящей за столом на работе, поэтому я решила ехать на дачу в валенках. Понятно, что это были другие валенки, не те, что на работе. Там были мягенькие серые чесанки, в которые я переобувалась, придя на работу. А для дальних пеших прогулок у меня были высокие, твердые валенки, тщательно подобранные по ноге, черного цвета.
Итак, я по-спортивному оделась, т.е. толстые колготки, два свитера, толстые, мохнатые рейтузы, шерстяные гольфы. Намотав поверх гольфов фланелевые портяночки, я обулась в валенки, потопав ножками и убедилась, что ничего нигде не жмет и не давит, так как пешком придется идти долго, да еще в сумерках. Походив немного по квартире и убедившись, что все в порядке, я взяла заранее приготовленную сумку, надела шубку, шапку, варежки и вышла из дома. На улице было еще светло, поэтому мои валеночки сразу приковали к себе недоуменные взгляды проходящих мимо людей. Но я была давно к этому привычна и это не могло меня смутить.
День был прекрасный, солнце уже клонилось к закату, легчайший снежок искрился в воздухе. Поскрипывая валенками по свежему снежку, я побежала на автобусную остановку. Не буду далее утомлять читателя подробностями путешествия, продолжу с того места, где я сошла с платформы и пошла по тропинке в сторону дачного поселка. За городом было ощутимо холодней, к тому же начинало темнеть и я прибавила шагу. Мои тренированные ножки, обутые в лучшую на свете зимнюю обувь, легко несли меня по тропинке. Слева и справа от меня простирались поля, засыпанные глубоким снегом, вдали светились огоньки дачного поселка. Я шла и думала о себе, о своих странностях, о непонимании других людей. Дело в том, что с детства я стала получать приятные ощущения, когда обувалась и ходила в валенках. Естественно, в возрасте 3 – 6 лет родители обували меня зимой в валенки, не спрашивая моего желания, но когда, став постарше и получив возможность выбирать между валенками, сапожками или ботинками, я неизбежно всегда выбирала валенки и упорно носила их до самой весенней распутицы. Я не отдавала себе отчета в этом, мне нравилось и все! Но даже весной и летом, повинуясь какой-то странной тяге, я лезла в кладовку, доставала валенки и носила их дома, когда никого не было. В старших классах я поняла сексуальную причину своего пристрастия, но в валенках стала ходить гораздо реже, так как в тинейджерском возрасте трудно переносить насмешки одноклассников по поводу такой непонятной для них обуви. Теперь только в суровые зимы я обувала валеночки, и то только для того, чтобы вынести мусор, вытрусить ковры и т.п. Но свято место пусто не бывает! Место валенок в моей бедной голове заняли чешки! Да-да, мягкие тапочки с резинками. Я их никогда раньше не обувала, на физкультуру ходила в кроссовках, но в 10-м классе пошла в кружок современного танца, а там это деталь формы одежды. Так в мою жизнь, наряду с валенками, вошли чешки. Мне настолько нравилось в них ходить, что я даже дома обувала чешки в качестве комнатной обуви. Но это еще не все. Однажды, в классе 8-м я, повинуясь какому-то смутному влечению, когда никого не было дома, обула валенки, взяла с балкона моток бельевой веревки и туго связала себе ноги! Мне это так несказанно понравилось, что я на протяжении всей своей последующей жизни связывала себе ноги, руки, в валенках, в чешках, в шубе, ватном костюме. Я выдумывала хитроумнейшие способы самосвязывания, подвешивания, распинания. Это мне безумно нравилось и нравится до сих пор. Я давно поняла, что получаю от этого чисто сексуальное наслаждение. До последнего времени сильно по этому поводу комплексовала, но, прочитав одну статью в сексопаталогоческом журнале, успокоилась и стала, как говориться, получать наслаждение «в полный рост». Вот так, обдумывая свою жизнь, я и дотопала до Зойкиной дачи.
Там горел свет, из трубы вился дымок. Я тихонечко подкралась к домику и заглянула в окошко. Зойка сидела на кресле, спиной ко мне и смотрела телевизор. Я подошла к двери, позвонила и вошла в сени. «Это ты, Рита?», - спросила из-за двери Зойка, я подтвердила, взяла в углу веник и стала обметать с валенок снег. «Запри дверь, шубку снимай, но не разувайся, еще как следует не протопилось», - сказала мне Зойка из комнаты. Я еще более тщательно обмела валенки, сняла шубку и вошла в комнату. «Давай сюда сумку», - сказала Зоя, выходя из-за стола. Я глянула на нее и обмерла. Челюсть у меня отвисла, как у волка в мультике! Зойка была в мохнатом свитере, рейтузах и… Да, именно в черненьких, как у меня, высоких и на вид твердых валеночках. Завидев мой открытый от удивления рот, Зойка смущенно залепетала, что холодно, что она берет пример с меня и т.п. Я немедленно закрыла рот, бросилась ей на шею, расцеловала и стала поворачивать во все стороны, рассматривая ее ножки в валенках. Это были совсем другие ощущения! Она действительно взяла пример с меня. Валенки были подобраны по ноге, голенище доходило почти до самого колена, между ножкой и валенком не было свободного пространства. Короче, это было очень сексуально, ладненько, просто красиво! Множество разных мыслей зароилось в моей голове. «Значит и Зойка тоже? Или тут что-то другое? Ладно, посмотрим!». Зоя, мягко постукивая валеночками по полу, стала накрывать на стол, я помыв руки, стала ей помогать. За ужином мы говорили о том, о сем, но какой-то новый, доселе невидимый для меня свет искрился в Зойкиных глазах. Увидев мой интерес, Зоя глубоко вздохнула и стала рассказывать. Из ее уст я услышала историю, которая была очень похожа на мою, только Зоя испугалась этого, запаниковала и стала в себе это влечение душить. Она научилась даже об этом не думать, пока в один прекрасный день, месяца два назад (как раз начались холода) не увидела, как я под столом стаскиваю намокшие сапоги, надеваю шерстяные носки и погружаю ноги в нутро валенок. Тех самых валенок, которые не давали ей покоя и загоняли в тень комплексов. Я действительно заметила, что Зоя стала чаще приходить к нам в комнату, что старается больше общаться со мной, что садиться всегда так, чтобы видеть мои ножки. Только теперь я дала всему этому оценку. Когда она закончила свой рассказ, я снова обняла ее, расцеловала и рассказала о себе, правда только о валенках. При этом я села рядом с ней, взяла в руки ее ножку и ощупала валеночки. Они действительно были твердые, совсем новые. На подошве даже были белые номера. Зоя еще не успела их размять и поэтому двигалась немного неуклюже. Например, встать с дивана без моей помощи она не смогла. Меня это начало потихоньку возбуждать. Но виду я не подала. Закончив свой рассказ, я подтянула голенища своих валенок и неожиданно посмотрела на Зойку. Ее лицо горело, глаза лихорадочно блестели! Я поняла, что она от моего рассказа прямо воспылала! «Риточка, послушай, раз у нас пошел с тобой такой разговор, а можно мне…», - «Что?», - спросила я. «Ну это… Нет, стесняюсь!» - пролепетала она. «Не бойся, говори», - подбодрила я ее. «Ну, будь что будет! Можно мне тебя немножечко связать?», - выпалила она и закрыла глаза, как бы ожидая насмешек или даже пощечины. Могла ли знать бедная моя Зоечка, что это было самой заветной моей мечтой, самым страстным желанием: быть тщательно, плотно, туго, со знанием дела, связанной! Не самой себя связанной, а другим человеком, причем женщиной, что намного интереснее, потому что потом, наверное, ее тоже можно будет связать.
Svetick
Продолжение:

"Я, конечно, не показала охватившей меня радости, надо было еще протестировать Зойкин класс связывания, да и просто хотелось растянуть удовольствие. Сделав круглые глаза, я с деланым удивлением посмотрела на нее. «Ну, Риточка, пожалуйста, один разочек!», - начала умолять Зойка. «Ну ладно, давай попробуем», - сказала я, с трудом сдерживаясь – «что мне делать?». Теперь эта дурочка бросилась мне на шею и принялась меня целовать. «Ничего, просто сядь на табуретку, я все сама сделаю!». «Валенки снимать?» - спросила я. «Ни в коем случае! На-ка вот, надень варежки!» - пропищала она и протянула мне пару толстых, вязаных варежек. Я незаметно усмехнулась, надела варежки, заправив в них длинные рукава свитера и села на табуретку. Зойка тем временем открыла тумбочку и вытащила оттуда ворох вполне приличных веревок, какие-то ремни, резиновый кляп со сбруей, широкий кожаный кляп, тоже со сбруей. Бедная Зойка! Оказывается, она все это давно имеет, мучается, давит в себе, прячется от всех, оставаясь наедине со своими, как она считает, извращениями! Ничего, сердце подсказывало мне, что за эти выходные я ее вылечу!
Сделав вид, что ничего не замечаю, я повернулась к ней спиной и стала ждать. Зоя подошла ко мне, все еще стесняясь, очень осторожно, взяла мои руки, завела их за спину и стала обматывать запястья веревкой. Затягивала она ощутимо, но все же не так туго, как я привыкла затягивать сама. Обмотав мои руки несколькими слоями веревки, она протянула конец веревки между моими руками и несколькими витками стянула уже намотанные слои. Получилась «восьмерка». Что ж, пока все правильно, хотя и не особенно туго. Безотчетно погладив мои связанные руки и поцеловав меня в затылок, Зоя принялась за мои ноги. Сдвинув их вместе, она в четырех местах: на щиколотках, под коленями, над коленями и посередине бедра, обмотала их веревкой, потуже, чем руки и тоже стянула витки. Получилось вполне прилично. Пока она занималась моими ногами, я попробовала пошевелить связанными руками. Что ж, при большом желании, наверное, можно было освободиться, но желания у меня такого не было. Мое сердце уже выскакивало из груди, в животе становилось горячо и я, не в силах больше сдерживаться, простонала: «Точно так же стяни и локти, а затем примотай к туловищу!». «Так ты…?» - «Да, да, давай быстрее!!!». Трясущимися от счастья и возбуждения руками, глядя на меня сияющими от счастья глазами, моя бедная извращеночка стянула мне локти, затем примотала уже связанные руки к туловищу, затянув веревки так, что дышать я могла с трудом. «Потуже, потуже», - понукала я. Наконец, впервые в жизни, я была тщательно, довольно туго связана, причем так, что сама освободиться не смогла бы. Зоя счастливыми глазами смотрела на меня, потом подскочила ко мне, стала тормошить мое связанное тело, покрывать поцелуями мое лицо и волосы, причитая при этом: «Риточка, моя милая, дорогая, ты же свяжешь меня потом тоже?». «Обязательно!», - прорычала я, - «А пока, возьми тонкое полотенце, сложи его и затолкай мне в рот, а другим полотенцем обвяжи вокруг, чтобы я не смогла вытолкнуть этот кляп языком. Затем осторожно положи меня на ковер, садись на диван и балдей!». Она метнулась к шкафу, но забыла, что в своих валенках еще не научилась хорошо ходить, а тем более бегать. Чуть не грохнулась, бедная, но устояла, открыла шкаф, взяла полотенца, одно их них, сложив и скрутив, затолкала мне в рот, полностью его заполнив, а другим обвязала низ моего лица дважды, завязав узел как раз на месте моего рта. Я попробовала вытолкнуть кляп, но даже языком не смогла пошевелить. Вся дрожа от возбуждения, я закричала во весь голос. Но только глухое мычание донеслось до Зойкиного слуха. Она радостно засмеялась, обхватила меня поперек туловища и помогла встать на ноги. Вот теперь я почувствовала, как туго они связаны! Было даже немножечко больно. Боже, какое это было счастье! Я не могла пошевелить ни рукой, ни ногой, трусы уже, наверное, были мокрыми, а Зойка стояла рядом и плакала счастливыми слезами. Боясь упасть, я помычала и показала головой, куда меня положить. Зоя убрала табуретку и осторожно положила меня на пол, точнее на ковер. Затем она села на диван (как она без меня встанет?) и стала смотреть на меня счастливыми глазами. Я забыла про все на свете и стала имитировать попытку освобождения, т.е. я пыталась двигать связанными ногами, сгибать и разгибать их, лежа на боку, я пыталась разорвать путы, стягивающие руки. Затем я перевернулась на спину, легла на связанные руки, подняла немного связанные ноги и стала снова сгибать и разгибать их, двигать одну вдоль другой и т.п. При этом я рычала и мычала, как стадо коров. Но веревки были крепкие, связана я была туго и вся эта борьба доставила мне такое огромное удовольствие, которое я не получала даже во время обычного секса! Когда подступил оргазм, я бешено завизжала от счастья. Понятно, что из-под кляпа выскочило лишь жалкое мычание, но именно это и было счастьем! Повернув голову к дивану, я увидела возле своего лица подошвы Зойкиных валенок, от них пахнуло самым приятным для меня запахом, запахом валеночной шерсти. Зойка полулежала на диване, глаза закрыты, грудь бурно вздымается, рука в штанах. Все ясно, Зоечка кончила тоже.

Когда все успокоилось, я перевернулась на бок и стала смотреть на Зою. Мне не хотелось свободы, а хотелось лежать вот так, связанной, в валенках, варежках, с кляпом во рту и смотреть на мою любимую (!) подружку, которую я наконец нашла. Но Зойка не дала побалдеть, она открыла глаза, развернувшись боком, слезла с дивана, перевернула меня на спину и села мне на живот, с трудом согнув ноги в валенках. Я замычала, хотя мне было только приятно и совсем не тяжело. Тогда она развязала полотенце на моем лице и вытащила мокрый от слюны кляп. Затем взяла нежными пальчиками меня за ушки и, неожиданно, припала губами к моим губам. Будучи туго связанной по рукам и ногам, я никак не могла воспрепятствовать этому порыву, кроме того, вкупе со связанными руками и ногами, валенками, запахом духов Зойки, это было так неожиданно приятно, что я ответила на поцелуй. Мы целовались минут десять, было очень хорошо. Наконец Зоя отклеилась от меня и начала просить, чтобы я связала ее. Я молча крутила головой, мне самой еще хотелось побыть связанной. Но руки уже стали затекать и болеть, ноги тоже тряслись от напряжения и я сдалась. Зоя очень осторожно подняла меня, посадила снова на табурет и стала развязывать веревки. Это оказалось больнее, чем я думала, ведь я никогда не могла себя так тщательно и туго связать. Но всему на свете приходит конец, с меня упала последняя веревка, я с трудом встала на ноги и стала разминать их, притопывая валенками по полу и растирая руки. Зойка что-то колдовала над своим богатством. Наконец кровообращение восстановилось и снова смогла свободно владеть руками и ногами. Я сходила в туалет, попила воды и вернулась в комнату. Зоя уже была готова, подскакивала от нетерпения, с варежками на руках, сидя на табуретке. Но я решила связать ее по-другому. Сначала, я так же, как и она, связала ей руки в запястьях и в локтях за спиной. Связала туго, как положено. Зойка уже почти хрипела от возбуждения. (Никогда не думала, что она такая темпераментная!). Ноги я ей связала только в двух местах: в щиколотках и под коленями. Потом я подняла ее на ноги и заставила допрыгать до дивана. Там я положила ее на живот, согнула ее ноги в коленях и крепко привязала к рукам так, что она пальцами в варежках могла коснуться круглых, твердых пяток своих валенок. Больше согнуть ее ноги мне не удалось из-за высоких голенищ валенок. Затем я выбрала из вороха Зойкиных богатств широкий кожаный кляп со сбруей, надела ей это все на лицо и на голову, привязала к сбруе конец веревки и притянула ее голову к ногам. Еще раз проверив узлы, я осторожно сняла ее с дивана и положила на ковер. Теперь наступила ее очередь. При таком способе связывания не очень-то поборешься, но Зойка так извивалась и выгибалась, что я испугалась, что она вывихнет себе руки. Рычание было такое, что я на всякий случай выглянула во двор, не слышит ли нас кто-нибудь из соседей. Но все окрестные дома были темными и безмолвными. Успокоившись, я вернулась в комнату. Ковер уже сбился и съехал в сторону, табуретка упала, а Зоя все борсалась и борсалась на полу. От ее бешеных движений даже немного растянулись веревки. Я мастурбировать не стала, просто стояла и смотрела на нее. Наконец она устала, видимо руки и ноги затекли, она затихла и просто лежала на боку с закрытыми глазами. Несмотря на ее протестующее мычание, я наклонилась над ней и освободила от пут. Кляп она сама сняла непослушными руками. При этом на ее лице было такое откровенно счастливое выражение, что я не выдержала и засмеялась. «Да, подруга, долго же ты сдерживала в себе все это» - мрачно заметила я. «Да я боялась даже разрешить себе думать об этом, пока не увидела, как ты обуваешь валенки. Я тогда поняла, что ты девушка независимая, сильная и решила попробовать все это с тобой», - просто сказала Зойка. «Я два месяца морально готовилась, собиралась. Ужасно боялась, что ты меня обматеришь и даже ударишь. Но уехать уже было бы нечем, а за ночь я надеялась вымолить прощение. А оно видишь, как хорошо получилось!» - радостно закончила она. «И правильно сделала!», - резюмировала я наш разговор.
furkot
Старенький рассказ. Помню я его... Как то давно помниццо он меня вдохновил на нечто похожее, но с большим уклоном в сторону ватных штанов телогреек и прочих спальных мешков. Но лень-матушка так и не дала осуществиться...
Svetick
QUOTE (furkot @ 01.04.2010 - время: 12:25)
Старенький рассказ. Помню я его... Как то давно помниццо он меня вдохновил на нечто похожее, но с большим уклоном в сторону ватных штанов телогреек и прочих спальных мешков. Но лень-матушка так и не дала осуществиться...

Да, рассказик старенький, но, может кто-то в те далекие времена на форуме еще не жил, может понравится кому...
@ДИКАЯ@
QUOTE (Laert00 @ 31.03.2010 - время: 10:10)
Ребят, прежде чем ругать автора, попопробуйте сами что-то написать. Так что бы рассказ соответствовал по всем пунктам тому, что обсуждалось выше...
А насчет окончания рассказа, dr Rende , не обязательно было говорить его 'вслух'... И без вас все поняли, что кончится именно так.

Где Вы видите ругательства?)))это критика,и,согласитесь,вполне справедливая!
TpoJIb
а мне рассказ понравился. Жалко маловато таких рассказов
зверь2
QUOTE (Svetick @ 18.03.2010 - время: 15:41)


Подталкивая в спину, заставили спускаться вниз по лестнице. Я поскользнулась и, больно ударившись о ступеньки, съехала вниз. Сверху весело заржали. Я крутилась на полу, пытаясь подогнуть ноги и встать, но толстые штаны и валенки не давали этого сделать. Мои червячные извивания только вызывали смех у конвоиров. Наконец, меня взяли за обвивавшие меня веревки и оттащив от лестницы, бросили на пол. Я снова ощутила, что мне связывают ноги. Закончив, сдернули с головы мешок. Вместе с мешком слетела и шапка. После тьмы мешка я не могла ничего разобрать, но тут лязгнул замок и свет померк. Привыкшие к темноте глаза различили большой подвал с лестницей в дальнем углу, лежащую на полу прелую солому и два бесформенных мешка, обмотанных веревками. Это были Таня и Маша. Они слабо шевелились, пытаясь лечь поудобнее.

Светик. пусть говорят, что хотят, а рассказ отличный!!!
Хостинг фото
Бондаж в верхней одежде
Всего фото в этом сете: 2. Нажмите для просмотра.
* Vitaliy *
Svetick, хороший рассказ 00030.gif
00074.gif
Svetick
Продолжение, которое следует:

"«Надо напоследок перекусить, посмотрим немного телевизор и в люлю», - наметила Зойка программу действий, - «но у меня есть еще к тебе вот какая просьба». Она подошла к серванту выдвинула ящик и достала оттуда наручники, да такие, какие я в глаза не видела, только в фильмах. Кольца этих наручников были соединены не цепью, а толстой, блестящей железякой, в сантиметр толщиной. Посередине железяки был шарнир и из можно было сложить пополам. «Скуй мне руки за спиной, пожалуйста!» - умоляюще попросила Зойка. Я взяла эти кандалы в руки, они были холодные и очень тяжелые. Замкнув их на заведенных за спину Зоиных руках (на рукавах свитера, естественно), я затянула их так, чтобы не перекрыть кровообращение. На Зойку при этом смешно было смотреть, такая она была счастливая. Тяжелые кандалы оттягивали ее нежные ручки вниз, но ее, похоже, это только забавляло. Я подошла к серванту, выдвинула ящик, убедилась, что ключи на месте и пошла накрывать на стол. Я уже поняла, что все в этот вечер буду делать за Зойку. Я приготовила легкий ужин на кухне и пошла за хозяйкой. Увидев меня, она попыталась встать с дивана, но в валенках, которые разъезжались на паркете, со скованными за спиной руками, она этого сделать не смогла. Я подняла ее с дивана и мы пошли к столу. Тут я взяла инициативу в свои руки: взявшись за наручники, потянула скованные руки вверх, завела их за спинку стула и усадила Зою на стул так, что руки были позади спинки. Подвинула стул с ней к столу, повязала ей на грудь полотенечко, начала ее кормить с ложечки. Это оказалось настолько приятно и интересно, что у меня начали трястись руки снова помокрели трусы. Это надо видеть, как она тянулась губами к ложке, а я ложку отводила, она дальше тянулась, ну точь-в-точь, пай-девочка в садике! Наконец она отвернулась от очередной ложки, я напоила ее чаем и подняла со стула. Мы пошли смотреть телевизор. Удобно уселись на диване, мы смотрели како-то эротический фильм, делясь впечатлениями и обсуждая сюжет. Наконец фильм закончился, была уже ночь. «Я хочу в туалет», - неожиданно заявила Зойка. Я встала, чтобы взять ключи от наручников, но она меня остановила. «Нет, так. Просто помоги мне». К такому повороту дела я готова не была, но послушно пошла за ней в туалет. Там она повернулась спиной к унитазу, расставила ноги в валенках на ширину плеч и кивнула мне. Я, как в тумане, стянула с нее рейтузы, колготки, трусики и помогла сесть на унитаз. Затем вышла и закрыла дверь. Через пару минут меня позвали. Я вошла, Зойка уже стояла, со спущенными штанами. Я без слов поняла, что нужно делать: взяла бумажное полотенце, намочила его в теплой воде и подмыла Зойкину кисочку. Она при этом стонала и закатывала глаза. Промокнув и вытерев там все как следует, я натянула на нее штаны, выволокла в комнату, сняла наручники и отправила спать. Негодница при этом лукаво улыбалась. Где моя спальня я знала и тоже отправилась спать.
Ночью мне снились приятные сны, изредка просыпаясь, я думала, что-то мы предпримем завтра! И при этом мечтательно улыбалась.
Наутро Зойка открыла дверь в мою комнату с трудом. Потому, что трудно открыть дверь, которая открывается наружу, в твердых валенках на ногах и со скованными за спиной руками! Она уже нацепила свои наручники, снова предоставляя мне возможность готовить завтрак и сажать ее на горшок. В доме было уже ощутимо теплее, даже жарко, поэтому Зойка была только в колготках и футболке с длинными рукавами. Ну и, конечно, в валенках. Я тоже не стала одевать рейтузы и гольфы, не говоря уже про портянки. Натянув валенки на колготки и ощутив при этом прилив приятных ощущений, я, перед тем, как умыть мою милую извращенку, умылась и оправилась сама. Затем проделала все вчерашние процедуры, добавив к ним умывание и чистку зубов. Надо признать, что это было очень интересно и приятно. После завтрака мы сели вырабатывать план на сегодня. Я предложила попробовать один вид связывания, который я много раз себе представляла, но проделать, естественно, не могла. Мы прикинули, что для этого нужно, Зоя пошла отбирать приспособы, а я побежала наверх, за своей сумкой. Совершенно неожиданно я вспомнила, что там у меня есть две пары чешек. Одни были мои домашние, а другие я купила для танцевального кружка. Они были совсем новые, даже еще сшитые между собой. Я взяла обе пары, одну, надев гольфы, натянула на свои ножки, а вторую понесла для Зойки. Увидев у меня в руках и на ногах чешки, Зойка откровенно удивилась. «Сымай валенки,» - скомандовала я. Она послушно стянула их. На ногах у нее были шерстяные носки, на них я и обула новые чешки. Зоя с удивлением прошлась по комнате, только это уже стало меня заводить. Но, что самое интересное, она стала заводиться тоже! Стала оттягивать носок, притопывать и т.п. «Ладно, успеешь еще, давай работать» - сказала я. Мы расстелили на полу ватное одеяло и приступили. Объектом была я. Мы связали веревкой мои щиколотки, согнули ноги в коленях и в таком состоянии туго стянули двумя широкими ремнями. При этом мои пяточки касались ягодиц. Я сидела на коленях, а Зоя занималась моими руками. Кисти были сжаты в кулаки, на них натянуты гольфы до самых плеч. Затем Зоя согнула каждую мою руку, завела их за спину и подтянула к самой шее. Будучи танцовщицей, я была довольно гибкой, поэтому мои кулачки достали до самой шеи. В таком положении Зоя их и связала, сначала между собой, а потом привязала в таком положении к телу, туго стянув тремя ремнями. В рот затолкала полотенце, на лицо и голову одела кожаный широкий кляп со сбруей, там даже вокруг лба прошел ремень и оттянула мою голову сильно назад, привязав ее к моим ногам. Я уже к этому времени лежала на полу на животе. Моя голова была оттянута далеко назад, я могла смотреть только вверх. Зоя еще продела несколько витков веревки под ремни, что стягивали мои руки и ноги, и сильно затянула. Теперь пошевелиться уже было невозможно! Полюбовавшись на свою работу, Зоя взяла в руки бамбуковую палку и стала несильно бить меня по ступням. Больно не было, но было до такой степени приятно, что я задергалась в своих путах, а Зойка стала бить сильнее, запустила одну руку под колготки и тоже пошла к оргазму. Кончили мы вместе. Да, это было очень приятно, но все на свете имеет конец. Руки и ноги начали уже ощутимо болеть и я глазами показала, что пора прекращать. Зоя поняла и осторожно меня развязала. Все затекло настолько, что я лежала неподвижно минут 15. Зоя попыталась растереть мне руки и ноги, это немного помогло и я поднялась с пола, очень медленно и осторожно. Тело настолько ослабело, что пришлось присесть на диван. Зойка при этом нетерпеливо ходила вокруг, время от времени останавливаясь и с удивлением разглядывая свои ноги в чешках. Видимо, это доставляло ей новые и, похоже, приятные ощущения. Наконец я восстановилась и Зоя стала рассказывать мне, как она хочет, чтобы я ее связала. Я онемела! Но Зойка так умоляюще на меня смотрела, что я согласилась. Все, что я делала дальше, было продиктовано этой извращенкой. Для начала я ее полностью раздела. Затем связала ей руки за спиной в запястьях веревкой, которую зафиксировала вокруг пояса. В рот ей вставила найденное в ее богатстве металлическое кольцо, с помощью которого ее челюсти широко раздвинулись. Потом я уложила ее на кровать, на живот, голову поместила на спинку кровати и крепко привязала к ней за шею, намотав очень много витков веревки. К ногам привязала длинные веревки, согнула ноги к ягодицам и привязала веревки к краям той же спинки, на которой уже лежала ее голова. Зойкины рот и киска были в моей полной власти. Все еще недоумевая, что я это делаю, я нашла в шкафу палку, к концу которой был приделан резиновый фаллос, с надетым на него презервативом (вот паршивка!). Этот фаллос я осторожно ввела ей в киску. Там уже было мокро и, наверное, горячо. Осторожненько поводила туда-сюда. Зойкино тело выгибалось, ногти царапали веревку, изо рта вырывались сладострастные стоны. Поработав немножко в киске, я вытащила палку стала водить фаллосом по лицу Зои. Она рычала от удовольствия и пыталась языком достать резиновый член. Тогда я засунула его ей в рот и начала водить там. Потом снова перешла к киске и так несколько раз. Зоя уже выла и хрипела, кровать дрожала от нечеловеческого напора Зойкиного связанного тела, она покрылась потом, волосы слиплись, изо рта обильно лилась слюна, матрац под киской тоже намок. Лицо ее посинело, так она рвалась из стягивающих ее шею веревок. Я решила прекратить эту пытку, отставила палку в сторону и стала ее развязывать. Но она протестующе мычала и отрицательно качала головой. Я не останавливалась и развязала ее полностью. Она уже не реагировала, ее тело превратилось в тесто. Тогда я положила ее на кровать и прикрыла одеялом. Сама пошла готовить еду, недоумевая, где она могла все это прочитать или увидеть. Примерно через полчаса, Зоя вошла в кухню, голая, но в валенках. «Я все тебе расскажу на обратном пути, когда будем идти на станцию, а пока привяжи меня к столбу в таком виде!». Я накинула на нее халат, усадила за стол и чуть не насильно покормила. Что-то она уж больно раздухарилась! Даже меня это немного пугало. Я решила все немного смягчить. Я никогда не проделывала то, что задумала, с женщинами и не знала, как поведет себя мой организм. Но уже поняла, что Зойке это понравится. После еды я повела ее в комнату и голую, только в старой футболке и в валенках на босу ногу, тщательно пристегнула к столбу с помощью ремней, предварительно связав ей руки за спиной. То, что я делала дальше, наверное, подробно описано в лесбийской литературе, но мне, как натуралке, понравилось только своей новизной и необычностью. Я, с помощью ножниц, очень осторожно стала по кусочку отрезать от Зойкиной футболки. Делала я это долго, со вкусом. Наконец ее грудки были доступны для дальнейших действий. Я погладила ее соски, она напряглась, соски затвердели. Тогда я стала целовать их и ласкать языком, рука моя при этом теребила ее клитор. Хорошо, что столб был толстый и крепкий, а то крыша завалилась бы, так она выгибалась и билась. А кричала как! Пришлось заткнуть ей рот долгим поцелуем. Но мне, надо признаться, это особого удовольствия не доставляло. Тогда я прицепила к ее соскам резиновые прищепочки, соединенные довольно тяжелой цепочкой, тоже найденные в куче приспособлений, заткнула ей рот кляпом и пошла одеваться. Зойка дергалась, цепочка раскачивалась, лаская ее грудки. Оставив ее за этим приятным занятием, я оделась, обула валенки, взяла в сенях лопату и целый час чистила на улице снег. Эта нехитрая работа привела в порядок и успокоила мои мысли, сняла напряжение с тела. Обутые на ножки валеночки снова сделали свое благотворное дело. Вернувшись в дом, я сняла верхнюю одежду, скинула валенки и поставила их сохнуть на печку, обула чешки и пошла к Зойке. Она уже не дергалась, а стояла и смотрела на меня благодарными глазами. Я отвязала эту лесбиюшку от столба, шлепнула по попке и отправила мыться. Во так прошел и второй день на даче.
Furcoat
А я думаю куда это все пропали.... а вы тут новый том начали.
Светик рад тебя видеть, не болей.
Зверь, а я уж испугался, думал ты совсем ушёл.
Подкинуть идейку для рисунка ?
kosinka
QUOTE (зверь2 @ 02.04.2010 - время: 00:44)

Хостинг фото
Бондаж в верхней одежде

Второй рисунок — ваще офигеть)). Спасибо!
gullet
QUOTE (Svetick @ 30.03.2010 - время: 11:27)
***
"Потом обвязали сверху до низу, при этом затягивали веревки, упираясь в нас ногами, будто мы были просто мешками или чемоданами. "

Продолжение следует...

Надеюсь, продолжение все-таки последует...
Последняя сцена просто верх тематичности!
Гаара
Не плохо !!!
Svetick
И окончание рассказа о приключениях на зимней даче:

"На третий день я решила жестким бондажем не заниматься, а поиграть в игру, которую я давно придумала и часто проделывала дома. Для этого я обула Зойку в чешки, натянув их на две пары шерстяных гольфов, связала ей руки за спиной, привязав их к телу, плотно завязала ее прекрасные глазки и усадила на диван. Затем взяла ее валенки и спрятала их в комнате, в разных и относительно доступных местах. Разбросала по комнате сапоги, диванные подушки, короче, ложные цели и дала старт. Цель игры состояла в том, чтобы найти со связанными за спиной руками и завязанными глазами, в толстых носках и чешках, валенки, отличить левый от правого и обуть их. Зойка с третьей попытки встала с дивана и осторожно двинулась по комнате. Она обходила ее методично и последовательно, ощупывая ножками в чешках свой путь, натыкалась на ложные цели, но быстро разбиралась и пыталась отпихнуть их в одно место, чтобы снова на них не натыкаться. Наконец нащупала один валенок. Нужно было определить, на какую он ногу. Так эта хитрюга села на колени, повернулась к валенку спиной и ощупала его связанными руками. Удовлетворенно хмыкнув, встала на ноги и начала пытаться его обуть. Валенок был левый, поэтому придерживая его правой ногой, она стала осторожненько просовывать носок чешки между створками голенищ. Это ей удалось не сразу, но наконец она победила и пошла искать второй валенок уже наполовину обутая. Стало намного труднее, потому что ощупывать дорогу она могла теперь только одной ногой. Но она справилась и через некоторое время торжествующе позвала меня. Вот такой она мне и запомнилась на долгие годы: высокая, стройная, на крепких ножках черные, обтягивающие колготки, до колен такие милые, теплые черные валеночки, поперек тела веревки, рук не видно, как будто их совсем нет, на глазах повязка. Я безотчетно подошла к ней, крепко обняла и (!) поцеловала в губы! Она ответила, наши языки сплелись и я подумала, что в таком лесбийстве нет ничего страшного и стыдного.
Однако пора уже было собираться на электричку. И тут Зойка в который раз за эти дни поразила меня. Когда пришла пора обуваться, она решительно взяла свои сапоги и запихнула их в свой рюкзачок. «А?» - издала я вопрошающий звук. «А я – как ты!» - гордо ответила она и обула валенки. Я счастливо рассмеялась, сняла с нее валенки, нашла две подходящих тряпочки, соорудила из них портянки, намотала ей на ножки и снова натянула на них валенки. «Вот теперь можно и идти» - резюмировала я. Мы закрыли дверь и пошли по тропинке к станции. По дороге Зойка призналась, что ее давно тянет ко мне, что, наверное это любовь, что она жалкая лесбиянка и т.п. На это я ответила, что являюсь натуралкой, и она, по-моему, тоже, никакой близости между нами, больше той, что уже была, невозможно, что ей нужно просто расслабиться, придумать себе другой имидж и т.д. и т.п.
В городе на нас опять недоуменно смотрели прохожие, мне было безразлично, но я боялась Зойкиной реакции. Однако она оказалась на высоте: она отвечала дерзким взглядом на все попытки прохожих усомниться в ее праве ходить в том, в чем ей больше всего хочется. Она преувеличенно громко рассуждала о достоинствах валенок, когда мы шли в привокзальной толпе, специально обращала внимание людей на свою обувь, когда ехали в троллейбусе. Я, откровенно говоря, недоумевала. Ведь я думала, что я одна такая валеночная мазохистка на всем белом свете. Наконец мы расстались. Завтра предстояло начинать новую рабочую неделю.
Утром следующего дня я стояла на улице возле проходной нашего института и болтала с еще одной своей подружкой. Вдруг, она замолчала и глаза ее сделались круглые. Разговор прервался. Я проследила за ее взглядом и увидела Зойку. Та шла в своем норковом полушубке, шерстяных брюках, которые были заправлены… Да-да, в валенки, те самые, черные, твердые валенки!!! Теперь онемела и я. Я думала, что кончился уикенд и кончились наши дачные приключения, но Зоя снова преподала мне урок.
С тех пор Зойка всегда ходила зимой в валенках (я, надо признаться, тоже). Она носила их с брюками, рейтузами, с платьями и юбками, носила дома и на работе, даже в гости в валенках ходила. Настоящая, морозная зима, правда, в наших краях длиться недолго, всего месяц или полтора, но нам с Зойкой этого было достаточно. Я тоже осмелела и стала ходить в валенках открыто. Ощущение неправильности, ущербности, куда-то ушло. А в Зойкином поведении вообще был вызов косному общественному мнению. Дома она теперь ходила только в чешках (надо же!), даже брала их с собой, когда шла в гости. Она вообще сильно изменилась, стала раскованней, независимей, ее осанка стала гордой, глаза горели. Это не осталось без внимания мужчин, теперь от поклонников у Зойки не было отбоя. Что тут сыграло главную роль, блеск в глазах ли, валенки на ногах ли, мне знать не дано. Мы продолжали посещать дачу вдвоем, наши игры стали гораздо изощренней, но в них не появилась жестокость, боль и другие спутники садомазохистских забав. Нам просто нравилось делиться своими валеночно-чешечными фантазиями с легким бондажем, ощущать эти невинные лесбийские ласки, нежность и любовь друг к другу. При этом и у меня и у нее были парни, причем ей повезло и парень тоже увлекся ее играми, ему неожиданно это понравилось. Но они этим занимались без меня, дома. А дача была и остается нашим с Зоей любимым местом, где мы часто так приятно проводим время.
dr Rendell
Интересно чем же закончилась история о разведчицах ?
gullet
Опять затишье...

Когда она проснулась и стала понимать что происходит, было уже поздно. Во рту сидел надежный кляп и ее руки кто-то вязал в запястьях прямо поверх свитера. Она стала вырываться, но запястья уже были туго связаны, веревка от них туго натянулась через промежность, протискивая толстые колготы с начесом между большими половыми губами, далее она протянулась до талии и ее витки стали опоясывать туловище притягивая руки к телу. Обязав все туловище и каждую грудь веревки так плотно прижали руки, что ими почти невозможно было пошевелить, тем не менее ее локти притянули друг к дружке поперечными стяжками, теперь ее руки составляли с туловищем одно целое. Хоть ее ноги еще и были свободны, но они путались в толстом ватном спальнике в котором она устроилась на ночлег, к тому же на них кто-то уселся. Она так и не успела разглядеть своих пленителей(кажется их было двое): лунная ночь скрывала их лица, когда на голову ей натянули ее же вязанную шапочку, которая скрыла под собой все лицо. Поверх шапочки на рот наложили тугую повязку - ее мычание стало намного тише. Она яростно сопротивлялась. Ее стали запихивать в спальник. Наконец спальник был застегнут. Она почувствовала, как ее голову охватывает со всех сторон - это затягивали тесемки капюшона, который стянувшись до предела, оставил лишь небольшую прореху на носу. Но это было еще не все. Между ее ног протиснули складку спальника и принялись туго обвязывать мешок, делая это с особой тщательностью и не жалея веревок. Когда они закончили, спальник, обвязанный по вей поверхности, множеством глубоко врезавшихся тугих витков, лишь слабо извивался. Из него доносились еле различимые стоны....
furkot
Вот это про мешки уже интереснее. С этого момента поподробнее...
gullet

Бондаж в верхней одежде
furkot
щикарно... только вот почему только ноги? а целиком, слабо?
gullet
Hу что есть.

А нет ли фото советских ватных спальников?

Кстати, а что если из ватного матраца соорудить подобие спальника - в принципе там только отрезать немного лишнего, да края обшить. Молнию конечно не приделаешь - лучше шнуровкой или стропами стягивать. Может получиться отличная упаковка - там уж точно даже извиваться не получится - придется только тихо лежать пока не распакуют...
furkot
Мне тож когда то пришла в голову эта идея. Вот реализовать не получилось...
зверь2
QUOTE (Svetick @ 19.03.2010 - время: 20:29)
Продолжаем:

"И действительно, только я об этом подумала, как открылась крышка подпола и, подсвечивая себе фонариками, к нам спустились двое в форме полицаев. Они подняли на ноги Машу, подтащили ее к опорному столбу, прислонили к нему и зачем-то привязали. Зачем? Ведь мы и так были крепко связаны по рукам и ногам!

пока никого нет выложу еще небольшие рисунки к рассказу:
Хостинг фото
Бондаж в верхней одежде
Всего фото в этом сете: 2. Нажмите для просмотра.
pricool92
Здель придыдушая
http://www.sexnarod.ru/index.php?act=Post&...2&f=13&t=281638
pricool92
Упс
http://www.sexnarod.ru/index.php?showtopic=145899&st=490
gullet
QUOTE (зверь2 @ 30.04.2010 - время: 04:03)
пока никого нет выложу еще небольшие рисунки к рассказу:

Отличные рисунки!

Бондаж в верхней одежде

Всего фото в этом сете: 15. Нажмите для просмотра.

vandam.bondage
рассказы хорошие...

- и рисунки к ним тоже 00064.gif
- сам я, также, предпочитаю связывать в одежде, нравится;

вот только, ньюанс

- в летнее время, пленницу в пуховик или шерсть не засунешь;
- а тем более, в закрытый спальный мешок (кондиционер хороший в квартире нужен).

автору, за яркое повествование

- гранд мерси 00074.gif
- пишите пожалуйста, еще

попробую прикрепить кое-что из работ (это отрывки из бондажных сессий)

Хостинг фото
Бондаж в верхней одежде
Всего фото в этом сете: 5. Нажмите для просмотра.

Гаара
Не плохо!
DocBraun
добавлю свой рисунок для поддержания темы

Хостинг фотографий
Бондаж в верхней одежде
Furcoat
QUOTE (DocBraun @ 15.05.2010 - время: 12:33)
добавлю свой рисунок для поддержания темы

Сам рисовал ?
DocBraun
QUOTE (Furcoat @ 15.05.2010 - время: 13:44)
Сам рисовал ?


Задний план позаимствовал. Не научился пока пейзажи рисовать.
Furcoat
мне понравилось. тулупчик классно нарисовал.
а ещё думаешь рисовать ?
может что-то ещё подобное изобразишь ?
можно добавить валенки, ватные штаны.....
gen.y
рисунок действительно класный.надо было ещё рот завязать и ноги как было сказано выше в валенках и ватных штанах
DocBraun
QUOTE (Furcoat @ 15.05.2010 - время: 15:46)
мне понравилось.

QUOTE (gen.y @ 16.05.2010 - время: 02:33)
рисунок действительно класный


Спасибо)

QUOTE (Furcoat @ 15.05.2010 - время: 15:46)
а ещё думаешь рисовать ?
может что-то ещё подобное изобразишь ?
можно добавить валенки, ватные штаны.....


Рисую, когда есть время. И штаны, и валенки на картинке вроде-как присутствуют))

QUOTE (gen.y @ 16.05.2010 - время: 02:33)
надо было ещё рот завязать и ноги


Задумка была изобразить игру в освобождение от пут за отведенное время. Было бы несправедливо уж совсем лишать девушку шансов. В любом случае узлы под ее весом затянулись так, что снимать девушку пришлось следующим образом:

Хостинг фотографий
Бондаж в верхней одежде
gullet
Бондаж в верхней одежде
Всего фото в этом сете: 10. Нажмите для просмотра.


Страницы: 12[3]45678910111213141516171819202122232425